Тень слова

В координатах дружбы

О лингвистических карьерах «приятеля» и «товарища», о прошлом «побратима» и «закадыки» и о проклятии слова «друг».

С тех пор как миром завладели соцсети, слово «друг» начало меняться. Мы больше не заводим друзей — мы бесконечно в них «добавляемся». Теперь наши «друзья» — это и деловые контакты, и совсем незнакомые люди. И выражение «не имей сто рублей, а имей сто друзей» уже не народная мудрость, а слоган компании, которой вы заплатите эти сто рублей ради сотни новых подписчиков. Но как тогда называть людей, которые нас окружают? Френды, товарищи, спутники, приятели? И почему в языке так много синонимов на эту тему? Просвещаемся вместе.

Лингвистическая карьера

Слово, обозначающее человека, который «в беде не бросит, лишнего не спросит», появилось давным-давно и совсем с другим смыслом. С другим смыслом… Другим, смекаете? Да, друг — просто «другой человек», поэтому мы говорим «друг о друге», даже если речь идёт о враге или незнакомом человеке. Сейчас для обозначения такого «друга» мы использовали бы слова «знакомый» или «незнакомый». Забавно: теперь язык вынуждает нас отметить, знаем ли мы этого человека лично, а раньше такой потребности не было.
Но знакомый — это самая низшая ступень в иерархии дружеских отношений. Если мы знаем человека чуть ближе и периодически удостаиваем его нашим светлейшим обществом, можно повесить на него табличку «приятель». Правда, слово на табличке будет написано дугой вниз, как грустный смайлик, потому что этому слову и правда очень грустно: оно всё меньше ценится в народе. Посмотрите, как близко к обычному «знакомому»! И слову «приятель» только и остаётся, как чиновнику на пенсии, потрясать сухонькими кулачками, звенеть наградами и кричать, что оно родственно аж самому глаголу «принять» и означает «заслуживающий быть принятым». А ведь красивый смысл. И, наверное, в свои лучшие времена это слово было на соседней ступеньке с тем самым, ну который «в беде не бросит». В наши же суровые будни это просто «приятный человек».

Где-то рядом с «приятелем» вольготно разместился «товарищ». Этот, конечно, довольно улыбается, потому как идёт на повышение. Сейчас «товарищем» мы назовём более-менее надёжного человека. Хотя путешественникам рекомендуем быть аккуратнее: китайская молодёжь обозначает этим словом геев. Причину назвать трудно, но китайским властям даже пришлось запретить водителям обращаться так к пассажирам.

А водители, разумеется, привезли это слово из дружественного Советского Союза, где оно было на каждом шагу. И не в значении «надёжного человека», а в значении человека, который занят с тобой общим делом. Дело у всех советских людей было одно — строительство коммунистического общества.

Между прочим, «товарищ» сейчас хорошо прижился бы в качестве обращения, чтобы мы не метались между «э-э, простите…», «молодым человеком» и «мужчиной», если бы не один крупный недостаток: женскую форму слова, «товарку», язык презирает. А где вы видели активное размножение без женщины? Впрочем, как-то ведь этому слову удалось заполнить собою прошлый век.
Говорят, что мода на «товарища» пошла с Великой французской революции в 1790-х. Но неправда, что его использовали только коммунисты в разных странах: в России ещё до революции заместитель министра назывался «товарищем министра»
А если копнуть ещё глубже, выяснится, что «товарищами» называли себя на Руси бродячие торговцы, которые продавали схожий товар. В дальнейшем значение расширилось до любого человека, который занимается тем же делом, что и ты. Похожих слов уже тогда накопилось немало: «соратник», «содруженник», «союзик»... В итоге Пётр I в своей фирменной манере грубо решать лингвистические проблемы назначил на эту должность польское «kolega» — наверное, чтобы заморскому слову «коллегия» было не так одиноко, — и «товарищу» пришлось затаиться в ожидании своего звёздного часа.

Но вернёмся к старому «товарищу», от которого пахнет повозками и пылью дорог. Схожим запахом пропиталось слово «спутник». Как известно, от сильных запахов начинает болеть голова, а тут амбре стояло такое, что бедолага совсем потерялся и остановился на распутье: с одной стороны — значение «сопровождающий», с другой — «спутник жизни». Так и стоит, ждёт указания свыше. А с этого самого выше летят спутники — небесные тела, и бедняга окончательно теряется, и не знает, какой путь ему нравится больше всех, и думает, думает, думает…

Лингвистическое проклятие

Но если слово «друг» обозначало «другого человека», как же тогда называли того самого, который «в беде не бросит»? Или в древние времена не было понятия дружбы?

Если бы дружбы не существовало, не появилось бы слово «наперсник». Так называли человека, которому доверяли самые сокровенные тайны. Со временем «друг» вытеснил своего соперника, и «наперсник», обиженно посопев, ушёл в литературную сферу — в эпоху классицизма привыкли обозначать этим словом друга-советника главного героя.

Ещё было необычное слово «побратим». Оно чем-то созвучно со сленговыми «братухой» и «брателлой», но это вовсе не одного поля ягоды. Оказывается, побратимство и посестримство — это формы ритуального родства у славян. Люди после такого ритуала становились братьями или сёстрами «по Богу». У русского народа ритуал называли «крестовым братством», потому что в процессе нужно было обменяться нательными крестиками. Сейчас это слово, пожалуй, встретишь только в связке «города-побратимы» — это два города, которые тесно сотрудничают в торговле, культуре и других сферах. Мода на «города-побратимы» началась с конца Великой Отечественной, и лидирует в этом направлении Санкт-Петербург: он «породнён» с 73 городами.
А вот ещё один старичок: наверняка вы слышали словосочетание «закадычный друг». Скажете, это что-то древнерусское, возвышенное? О нет, это жестокая насмешка над нашим языковым чутьём. Образовалось слово «закадычный» по аналогии со словом «задушевный», а смысл взяло от выражения «залить за кадык» — говоря по-простому, напиться.
Вот почему важно знать историю слова: назовёшь человека «закадыкой», чтобы подчеркнуть его верность и готовность помочь, а на деле обзовёшь алкашом…
Никто не спорит, что слово «друг» давно перекрыло все эти отголоски старины. И пусть соцсети его обесценивают, вряд ли в ближайшее время мы найдём другозаменитель. Впрочем, в последние десятилетия появилось несколько новых слов на вершине дружеской иерархии. Например, из бандитских 90-х шлёт привет слово «кореш» (от «корень» — глава шайки). А из любимых нами европейских языков пришли «френд» и «амиго».

Интересно, что слово «друг» возвысилось в этой иерархии неспроста. В нём с самого начала был потенциал, потому что прародитель этого слова, как уверяют лингвисты, — корень -dher- со смыслом «держать». И значит, уже древние люди могли видеть в «друге» того, кто «поддерживает», помогает. А быть может, в старину все люди были друзьями, все друг другу помогали, мы просто не в курсе?
Причём от того же корня образованы английские «dree» («терпеть, страдать») и «drudge» («тянуть лямку, исполнять нудную работу»). Целое лингвистическое проклятие получается. Так что назвался другом — не говори, что не дюж…

Что же получилось в итоге наших размышлений? Для любого человека около нас существует десяток слов, чтобы его обозначить, — богат русский язык! Все эти слова можно расположить на графике, где одной координатой будет время, а другой — степень вашего доверия этому человеку. Относительно первой теперь порядок более-менее ясен — от наперсников и побратимов к закадыкам и френдам. А вот со второй координатой придётся разбираться самостоятельно.
И мы искренне желаем, чтобы каждый ваш знакомый, новый ли, старый ли, занял верное место в координатах дружбы
Будем рады любой оценке!
(а написать отзыв можно здесь)
Великолепно!
Понравилось
Познавательно
Не впечатлило
А вот не скажу!