Тень слова

Закорючки со смыслом

О том, почему в русском языке так много правил и как устроено иероглифическое письмо.

Наш язык, как и многие, устроен трудновато: он вынуждает нас записывать буквы, которые потом складываются в слова, а те — в предложения. Не забудьте придавить это грузом правил, не всегда понятных и логичных, с кучей исключений. Не проще ли носителям восточных языков, где несколькими чёрточками изображается целое слово? Там-то точно нет правил вроде «жи-ши, ча-ща» и запятой после «эх». Но всё не так просто: иероглифы подвержены правилам не менее суровым, чем наши, а странности русского языка имеют свой смысл. И этот смысл — вовсе не мучение школьников.

Как устроено русское письмо?

Наше письмо, как и у всех современных европейцев, звуко-буквенное — то есть для передачи слов на бумаге мы соотносим буквы со звуками. Но всем знакома трагедия детства, когда ты пишешь «сабака зь девачькай друсьйа», а взрослые говорят, что в предложении много ошибок. Каких ошибок, если Танька с собакой и правда дружат?

Собака зарыта (прости, Танька) в том, что передачей звуков буквами заведует графика. И с её точки зрения фраза была написана верно. Только вот все мы знаем, что на престоле русского письма давно сидит царица Орфография. Она учитывает не только звуки, но и их месторасположение — слова и морфемы (корни, приставки, суффиксы, окончания). И диктует, как писать конкретные слова, а заодно — слитно их писать или через дефис, со строчной буквы или с прописной. И на соседнем кресле пристроился верный пёс Пунктуация, который руководит расстановкой знаков препинания.
Каждый век находятся русские лингвисты, которые предлагают из нынешнего царствования Орфографии и Пунктуации вернуться во времена Таньки и её дворняжки. Но светлые умы остаются глухи к этим предложениям, и школьники продолжают лить слёзы над диктантами, а потом вырастают и прячут мокрые глаза от своих детей, которые так же льют слёзы над диктантами, и даже учителя плачут над кипой тетрадок с ошибками, понимая, что невозможно впихнуть такой ворох правил в учеников, которые льют слёзы над диктантами… Бесконечный круговорот слёз в русском народе.
Но те самые светлые умы непонимающе смотрят на рыдающий народ и заверяют, что запоминать надо только 4 % написаний, а остальные 96 % руководствуются одним и тем же принципом
Это единое для всея Руси «правило» называется фонемным принципом. Кстати, это главный принцип нашего языка. Спросите, что такое фонема? Кратко говоря, это то, что может в разных позициях звучать по-разному, но пишется одинаково. Скажем, в слове «поле» вторым звуком может быть и [о] («поле»), и [а] («поля»), но фонема одна, и обозначается она буквой «о». Благодаря фонемному принципу морфемы пишутся одинаково, как бы мы ни меняли слово и как бы коряво его ни произносили. Например, мы знаем, что в словах «г[о]р[а]д» и «г[а]р[а]дской» один и тот же корень, хотя звучит он по-разному.

Да-да, это те самые безударные гласные, которые нас заставляли проверять однокоренными словами. Но великая тайна заключается в том, что этот принцип распространяется и на согласные. К примеру, предлог «с» везде пишется одинаково, хотя звучит всяко разно: «[с] папой», «[з] дядей», «[ж] жадиной», «[ш] шалуньей»… И практически все слабые позиции можно проверить так же, как безударные гласные, — сильной позицией.
Если для гласных сильной считается позиция под ударением, то для согласных это позиция между двумя гласными, сравните: «гла[c/з]» — «гла[з]ами», «про[с/з]ьба» — «про[с]ить»
Так вот светлые умы уверяют, что фонемный принцип позволяет проверять слабые позиции чуть ли не во всех словах, даже если их написание регулируют совсем разные правила. Это относится не только к корням слов, но и к другим морфемам: для проверки нужно подобрать слово, где эта же морфема будет в сильной позиции, ведь морфемы, как мы уже поняли, пишутся единообразно. Например, как проверить окончание в слове «едешь»? Ищем слово, где такое же окончание было бы ударным — «поёшь», «идёшь». Теперь ясно, что в этом окончании нужно писать «е».

И только 4 % слов подчиняются другому принципу — традиционному. Это и есть разные исключения: «пловец», хотя существует слово «плавать», «заря», хотя «зори».
Почему же в школе нас не учат этим принципам? Ведь проще запомнить один способ проверки, чем десятки правил. Возможно, потому что обоснование написания по фонемному принципу требует гораздо более глубокого познания в языке. Например, учителю нужно будет знать, почему «едешь» можно проверить словом «идёшь», а «строишь» — нельзя, почему надо писать «лежишь», хотя есть слово «ляжешь».
К тому же у нас в стране уже сотню лет верят, что зубрёжка лучше изучающего подхода. Так и мучаемся

Как устроено иероглифическое письмо?

Иероглифическое письмо, в отличие от нашего, построено не на буквах, а на значимых частях слов. То есть древние восточные люди плевать хотели на глубокие лингвистические копания: раз предназначение языка — передавать смыслы, то и система языка пусть опирается на смыслы. Смыслы для носителей таких языков чрезвычайно важны. Настолько, что предки современных китайцев верили только написанному. А грамотных людей очень уважали, потому что обучение письму занимало невероятное количество времени и сил.

И вот тут давайте задумаемся. Если бы это обучение заключалось в простом запоминании картинок со значениями, разве писцы были бы так почитаемы? Позвольте разрушить стереотип: иероглиф не обычная картинка, а символ со своей структурой.
Каждый иероглиф состоит из элементов-чёрточек со своим значением. Так, в словах «река», «пруд», «болото», «пот» можно найти общий элемент со значением «вода»
Это легко проверить через какой-нибудь переводчик на китайский — теперь вам есть чем поразвлекаться на досуге.
Но иероглифы признают своим собратом не любое нагромождение чёрточек со значениями. Большинство иероглифов можно разделить на две части, одна из них и содержит значение-основу. Таких «ключей» в китайском языке 213, каждой присвоен порядковый номер. Например, «вода» носит табличку с номером 85. И все слова, содержащие этот элемент, в словаре будут сгруппированы и упорядочены по уровню сложности. Несчастные китайские школьники запоминают все 213 ключей — это позволяет им ориентироваться в словарях. И плюс нужно выучить все элементы, которые надстраиваются поверх основных. Так что неизвестно, что лучше — учить гору грамматических правил, как мы, или гору чёрточек и законов, по которым они соединяются.

А ещё есть традиции, связанные с самим написанием иероглифов. Китайцев учат, что элементы нужно чертить строго сверху вниз и слева направо. Если же фрагмент имеет замкнутую форму, например, это квадрат, то сначала нужно прорисовать «стены» и «потолок», затем все элементы внутри, а потом уже замыкать фигуру нижней чертой. Да и вообще нижняя горизонтальная черта всегда рисуется в последнюю очередь.
Так что хватит завидовать носителям других языков. Хорошо там, где нас нет; легче то, в чём мы не разбираемся
В иероглифическом письме есть как плюсы, так и минусы. К плюсам, пожалуй, относится стабильность и очень медленное развитие: носители не мучались вопросом, как верно — «зал» или «зала», а век назад им не приходилось вычеркивать «ъ» из всей литературы. Китайский язык вообще почти не менялся с X века до XIX, когда его носители познакомились с европейским языкознанием. Но есть и большой минус такой системы языка: его носителям очень трудно использовать новые слова. Там есть определённый лимит — только комбинация уже известных черт. Не будешь ведь каждому лично объяснять: вот, видите, эти новые элементы обозначают «благоглупость»… И если Фёдор Достоевский гордился выдуманным словом «стушеваться», а Михаила Салтыкова-Щедрина мы узнаем по «головотяпству», китайские писатели этим похвастаться не могут. Да и в современности без лингвистического творчества пришлось бы туго: ни речь героя в книге особенной не сделаешь, ни учительницу с дефектом речи в переписке не передразнишь.
На самом деле, мы тоже используем иероглифы, причём почти каждый день. Ведь что такое иероглиф? Это знак, который пишется всегда одинаково, а прочитываться может по-разному. И вот фокус: мы пишем «+», а читаем «плюс», «прибавить», «положительно», «согласен»… В разных контекстах значение будет колебаться:
1 + 2 = 3
‒ Ты один придёшь?
‒ Нет, +1
Температура воздуха +23°C
Функция будильника у духовки это огромный +
‒ Меня хорошо слышно?
‒ +++
То же самое со знаками «=», «-», «%», да и все цифры можно причислить к иероглифам. Причём эти иероглифы международные, и в разных языках им соответствуют разные слова.
Мораль всей басни такова: в каждом языке свои трудности. Но у соседей мы замечаем лишь хорошее, и даже перенимаем это — как международные иероглифы. Гораздо важнее научиться видеть + в своём языке
Будем рады любой оценке!
(а написать отзыв можно здесь)
Великолепно!
Понравилось
Познавательно
Не впечатлило
А вот не скажу!