Тень слова

В душе все мы мухоблуды

О том, как на русском языке выразить эмоции и прилично, но красочно ругаться.

Эмоции в русском языке можно выразить тысяча и одним способом: от «ай» до «чтоб тебя приподняло и пристукнуло, чтоб черти разобрали и косточек не оставили». На этот раз мы закопались в старорусские обзывательства и рассказываем, кого стоит назвать «скапыжным курощупом», а кого — «лободырной блудяшкой».

«Эх, жизнь моя жестянка»

Представим, что вы не материтесь. Тогда упадёт вам на ногу палка — скажете «ай», укусит эту ногу собака — крикните «уй», наступите всё этой же многострадальной ногой в лужу — протяните «мда-а…». А может, что-нибудь поэмоциональнее. «Батюшки!», например. Зависит от того, дворянское ли у вас, сударь, происхождение.

Все эти короткие и в целом-то бессмысленные словечки — междометия — язык выдумал для выражения эмоций.
И что интересно, эмоции у людей во всём мире одни, а междометия — разные
Из иностранных языков мы позаимствовали в основном позитив: «класс», «супер», «окей», «браво», «салют» и так далее. В миг ярости или печали вы вряд ли скажете «damn» (английское «проклятье») или «mecachis» (испанское «чтоб тебя»). Нет, на язык попросится старый родной «чёрт».

Забавная история получается с междометиями брезгливости, презрения. В английских сериалах вы услышите «ew!» («иу!»), в немецких — «puh» («пу»). А в русском это «фи», «тьфу», «фу» и им подобные. Кто ещё видит закономерность? Да-да, выходит, что за эти эмоции отвечает [ф]. Если вспомнить, что это не русский звук и его тихо ненавидели (о чём мы уже говорили), получается вообще забавно. Уж не потому ли [ф] выражает такие нелестные чувства, что попал в наш язык «по блату» — в насильственном, можно сказать, порядке? Впрочем, господа лингвисты насмешливо улыбнутся и вряд ли станут рассматривать наше предположение всерьёз.
Ладно, а теперь — к самому интересному.

Конечно, чтобы объяснить человеку, который отдавил тебе в транспорте обе ноги и облил горячим кофе, притом что автобус стоял на месте, одного «тьфу!» будет мало. Но нет, наш разговор не свернёт сейчас в сторону матерщины (кстати, да, через «щ»). Мат лингвисты изучать любят, и можно найти сотни исследований на эту тему. Но это запрещённые языком слова, изначально они вообще не предназначались для обмена любезностями. Не говоря уже о том, что матюгались только низшие слои населения.
А ведь культурным людям тоже необходимо объяснять, насколько собеседник неправ и как сильно хочется заехать кулаком ему в моську
Как раз такая высокая миссия была поручена «дураку» и его собратьям. К сожалению, сейчас кроме того самого «дурака», «идиота», «дебила» и ещё парочки слов ничего не услышишь. А в своё время русский язык был так богат обзывательствами! Почему бы не воскресить недобрые традиции? Во-первых, у старых слов есть такие же интересные оттенки значений, как у «идиотов» и матов. Во-вторых, эмоциональное «Елдыга захухренная!» точно заденет человека, уже привыкшего к матерщине. И так можно будет обозвать даже министра культуры — некультурным вас никто назвать не посмеет. Вот если «зарвавшимся жиздором» зачем-то назовёте — это да…

Мастер-класс для глазопялок

(Не обижайтесь, глазопялка — это всего лишь любопытный человек.)

Итак, приступим. Вот выходите вы с утра во двор, видите своего соседа, лохматого, немытого, про него как раз Мойдодыр бы сказал: «Ты один не умывался и грязнулею остался!» — как такого назвать нужно? Верно: захухрей или тюрюхайлом. А если он просто нечёсаный — это шпынь голова. Только не забудьте поздороваться, а то невежливо получится.

Если дворовые ребята обидели мальчишку и он сидит заплаканный, чумазый, ласково скажите ему: «Что же ты, урюпа, плачешь?» Авось отвлечётся от своих проблем, услышав незнакомое слово.

И скандалов в транспорте больше бояться не стоит.
Кондукторша своей массой и авторитетом вдавила в стекло и хамит? Не стоит бросаться опостылевшей «жирной коровой»: разтетёха она, трупёрда! А вместо «жирного борова» говорите «пентюх»
В транспорте следите, чтобы в вашу сумку не сунул руку какой-нибудь хмыстень — на таких кошельков не напасёшься. Если на соседних сидениях две девушки будут сплетничать, можете назвать их вяжихвостками или визгопряхами. Одна расплачется — значит, гузыня, а другая начнёт с вами ругаться — её смело именуйте свербигузкой (непоседливой девкой) или скапыжной попрешницей (вздорной спорщицей). Но держите ухо востро: если вы мужчина и вместо ругательств в вашу сторону полетели амурные флюиды — лучше не связываться с такой девушкой, возможно, она мамошка (гулящая девка). А заметите кольцо на безымянном пальце — так вообще волочайка.

И вот вы добрались до работы. У кулера, конечно, после выходных будет отпаиваться местный тартыга, рядом хвастаться про ночные победы курощуп. Подойдите и скажите: «Снова, Борька, тартыжничал всё воскресенье? А тебе, Вовка, не надоело рахубничать, огурство чинить всякое (безобразничать)?» Они вас, конечно, не поймут — самое время их назвать лободырными телеухами. Правда ведь звучит лучше, чем «глупые»? Только будьте осторожны: по курощупу видно, что он бзыря (бешеный), может и ударить. Не забудьте вовремя сказать: «Только без рук, сиволапый
После этой сцены про вас, разумеется, начнут говорить, что вы брыдлый хабал (гадкий грубиян) и куёлда (сварливый, вздорный). Не обращайте на моральных страхолюдов (уродов) внимание — какое вам до них дело? Всё равно вы работаете в другом месте, а сюда зашли просто попрактиковаться в обзывательствах.

Что ж, время идти на настоящую работу — к своим родным валандаям и шлындам (бездельникам и тунеядцам). Сами-то вы в душе, конечно, мухоблуд (лентяй, лежебока), но тщательно это скрываете. А невзрачному офисному планктону можете говорить, что они балябы и фуфлыги, не то что вы.

Впрочем, лучше ничего такого и вовсе не говорить — зачем тратить слова понапрасну? Прослывёте ещё елдыгой или жиздором (бранчливым или задиристым). И уж совсем не хотелось бы, чтобы вас сочли за щаула (ащеула) — зубоскала. Лучше быть просто озорным, бойким на язык — такого назовут ёрой.

А что может позволить себе ёра? Например, ласковые обзывательства. Сморозит кто глупость — назовите баламошкой. Расскажет, как за ночь обошёл пять баров, — блудяшкой. Случайно уронит что-нибудь — михрюткой или разлямзей. А обидится на такие слова — насупоней станет (надутым, сердитым).
И, конечно, не обойтись без слов-паразитов вроде «блин». Тут сложнее: на Руси дальше фраз типа «блин горелый» и «чёрт подери» не зашли. Однако всё предложенное выше наши предки говорили не только для обидного словца, но и для выражения эмоций. Нужно лишь выбрать те слова, которые вам удобнее будет использовать вместо любимого «блина». Например, «ащеул», «бзыря» или «басалай». А ещё можно ежедневно завывать: «Щау-у-ул!»

Такие слова-паразиты помогут заменить мат, описывающий ситуацию. Правда, паразитом надо ещё стать, не всем это дано с рождения. Чтобы ввести слово в свою речь и поставить напротив него галочку «выскакивать на автомате», придётся несколько раз вставлять его в фразы намеренно. Но немного практики — и вот из матерящегося и банального вы превращаетесь в загадочного и не менее эмоционального.

А вот и примеры фраз, которые могут получиться:

  • жиздор тебя за ногу;
  • мать твоя разтетёха;
  • собрались пожиздорничать;
  • лишь бы порахубничать;
  • ёра тебе в ухо («ёрами» называли и сплетниц, так что по смыслу сочетание идеальное);
  • вокруг сплошная шлында;
  • просто басалай полнейший;
  • по уши в елдыге;
  • вот куёлда брыдлая…
  • да что здесь, басалай, творится?
  • такая урюпа в жизни!
Будем рады любой оценке!
(а написать отзыв можно здесь)
Отлично!
Понравилось
Познавательно
Не впечатлило
А вот не скажу!